Освобождение Поставщины: как это было


Этим летом мы отмечаем две даты, связанные с Великой Отечественной войной: трагическую, посвященную 73-й годовщине со дня начала войны, и радостную — 70-летие освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. События тех дней в Беларуси освещены достаточно широко, однако происходившее на Поставщине  имеет много белых пятен. Я же хочу поделиться с читателями сведениями о трагедии 1941 года и радостных днях июля 1944-го, которые, быть может, не были известны широкой публике. 

Поставский район в июне 1941 года находился в оперативном тылу 11-й армии Прибалтийского особого военного округа. На территории района в предвоенные месяцы крупных военных подразделений не располагалось, так как район не имел важного оборонного значения.

В Поставах находился военный городок бывшей кавалерийской части буржуазной Польши, который частично использовался для нужд авиационной школы. Имелись также 3 авиаплощадки общей площадью 516 га. В городе были райвоенкомат, районные отделы НКВД и милиции. Согласно архивным данным Государственного архива Витебской области (ф.7049, оп.1а, д.4, стр.1-15), в бывшем имении графа Пшездецкого по состоянию на 01.01.1941 года размещались немногочисленные воинские подразделения.

Уже до обеда 22 июня 1941 года в городе стало известно о начале войны, районный военкомат начал мобилизацию военнообязанных. 25 июня 1941-го немецкие самолеты нанесли бомбовый удар по аэродрому авиашколы. Но самый важный акт будущей трагедии, где своя роль была отведена и Поставщине, происходил южнее, между Гродно и Алитусом, на линии Государственной границы, которая внезапно стала линией фронта.

Для действий на советской земле гитлеровский план «Барбаросса» предусматривал наступление трех групп армий, каждая из которых должна была выполнять свою задачу. 3-я танковая группа Гота группы армий «Центр» заняла свою позицию в «Сувалкинском выступе» против левого крыла войск соседнего с Западным особым военным округом Прибалтийского военного округа. Этот излюбленный немцами тактический прием удара в стык между соседними войсковыми частями они не раз применяли и позже. Здесь группе Гота противостоял левый фланг известной читателю 11-й армии Северо-западного фронта — 126-я и 128-я стрелковые дивизии. В районе Алитуса дислоцировалась 5-я танковая дивизия 11-й армии.

В 3-ю танковую группу Гота входили 4 пехотных, 4 танковых и 3 механизированных дивизии. Первоочередной задачей 3-й танковой группы генерала Гота было уничтожить первую линию обороны на границе, стремительно продвигаться в район севернее Минска и во взаимодействии с наступающей с юго-запада на Минск 2-й танковой группой создать предпосылки для уничтожения сил Красной Армии, находящихся между Белостоком и Минском.

22 июня в три часа с минутами все четыре корпуса 3-й танковой группы при поддержке артиллерии и авиации пересекли Государственную границу, сбили и практически уничтожили в первый день немногочисленные передовые дивизии 11-й советской армии. Главная задача первого дня наступления — выход к переправам через Неман, располагавшийся на расстоянии 45, 65 и 70 км от границы — была выполнена неожиданно даже для самих немецких генералов.

Но дальнейшие события привели их еще в большее замешательство. Продвигаясь дальше, они встречали лишь незначительное очаговое сопротивление. У командующего 3-й танковой группой Гота, как он написал впоследствии в своих мемуарах, закралась мысль о подготовленной советскими войсками тактической ловушке. Однако он еще не мог знать о настоящей ситуации, которая сложилась у его противника.

Сегодня происходящее в те дни мы называем стратегическим просчетом Сталина и руководства Советского Союза, а я бы назвал трагедией Западного и Северо-Западного фронтов, действовавших в Беларуси и Прибалтике. 11-я советская армия, защищавшая важный участок на стыке этих фронтов, практически перестала существовать как военная единица в первых два дня войны. Самые боеспособные подразделения были уничтожены в первые часы войны. А второй эшелон войск — части 29-го территориального стрелкового литовского корпуса — оказался деморализованным и небоеспособным. В его состав входили 184-я и 179-я литовские стрелковые дивизии. Литовцы, в основном, отказались защищать свою землю от германских войск. Несмотря на замену на всех ключевых должностях литовских офицеров советскими, части 29-го стрелкового корпуса были ненадежными и небоеспособными за исключением некоторых подразделений, укомплектованных выходцами из бедных рабочих и крестьянских семей. Уже в первые часы войны в дивизиях 29-го корпуса началось массовое дезертирство и переход на сторону противника военнослужащих-литовцев со всеми сопутствующими такого рода событиями: эксцессами, убийствами командиров и политработников, преднамеренным оставлением или выводом из строя материальной части, стрельбой «в спину» кадровым частям Красной Армии.

Именно о 179-й литовской стрелковой дивизии и хотелось бы немного сказать, так как она имеет отношение к нашему району в первые дни войны.  В состав 179-й стрелковой дивизии входили 215-й, 234-й, 259-й стрелковые полки и 618-й легкий артиллерийский полк.

В ночь на 23 июня 1941 года части дивизии снялись с учебных лагерей около Швенчениса (Свентян) и заняли оборону в окрестностях города Пабраде, что в 50 километрах к северо-востоку от Вильнюса. Дивизия расположилась северо-западнее Пабраде, перехватив дороги на Швенченеляй и Швенченис. В первом эшелоне дивизия имела 259-й и 234-й стрелковые полки, а во втором — 215-й стрелковый полк.

Эта дивизия была передана в подчинение командующему Западным фронтом генералу Павлову, когда стало понятно, что 11-я армия уничтожена. Согласно приказу Павлова, дивизия должна была быть отведена в тыл для переформирования ввиду неблагонадежности.

На рассвете 24 июня дивизии и штаб 29-го литовского стрелкового корпуса снялись с занимаемых позиций — получен приказ отходить на восток. Направление движения: Швенчёнис — Адутишкис — граница Литовской ССР — Белоруссия. Отход начался под ударами авиации противника.

К 26 июня остатки 29-го стрелкового корпуса 11-й армии уже вошли на территорию Беларуси и продолжали отходить в северо-восточном направлении в сторону Полоцка. На большом привале в лесу в районе Постав 618-й легкий артиллерийский полк (наиболее боеспособное и дисциплинированное подразделение) 179-й дивизии подвергся нападению отряда шаулистов (литовских фашистов) и разгромил его, убив 10 нападавших.

Можно считать, что именно с частями 29-го литовского стрелкового корпуса отходили на восток мобилизованные жители района, истребительный батальон, эвакуировались советские и партийные органы, простые граждане. На пути отхода воинские подразделения оставляли группы прикрытия, которые должны были задержать на время немецко-фашистские войска.

На сегодня остается открытым вопрос о дате захвата города Поставы немецко-фашистскими войсками. В справочном издании «Освобождение городов: справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945»/М. Л. Дударенко, Ю. Г. Перечнев, В. Т. Елесеев и др. — М.: Воениздат, 1985, сказано следующее: «ПОСТАВЫ. Оккупирован 6 июля 1941 г. Освобожден 5 июля 1945 г. войсками 1 ПрибФ в ходе Шяуляйской операции».

Однако есть повод не согласиться насчет даты с оккупацией. Согласно оперативным картам генерального штаба германского Вермахта, подразделения 57-го механизированного корпуса 3-й танковой группы Гота находились севернее Минска, завершая окружение наших частей по состоянию на 01.07.1941 года, а уже 5 июля его 19-я танковая и 18-я механизированная дивизии вели бои за переправы через Западную Двину около Дисны (Миорский район). Оперативные донесения командующего 57-м механизированным корпусом свидетельствуют о том, что 19-я танковая дивизия за двое суток (с 1 по 3 июля 1941 года) совершила более чем двухсоткилометровый марш по линии Трабы—Свентяны—Поставы—Дисна и во взаимодействии с подошедшей через Воропаево—Шарковщину 18-й механизированной дивизией овладела переправами через Западную Двину.

Учитывая эти факты, правдоподобной выглядит дата 2 июля 1941 года. Именно с этого дня на поставской земле на долгие три года пришли ненавистные оккупанты, начали сеять смерть и разрушения. Но жители Поставщины не покорились врагу, они всеми возможными методами сражались в партизанских отрядах и подполье.

 

* * *

Поставский район был освобожден в период со 2 по 7 июля 1944 года войсками 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта под командованием генерал-лейтенанта Белобородова Афанасия Павлантьевича в ходе завершающего этапа Полоцкой наступательной операции и начального этапа Шяуляйской наступательной операции.

В состав 43-й армии входили 1-й стрелковый корпус под командованием Васильева Николая Алексеевича (179-я, 306-я и 357-я стрелковые дивизии), 60-й стрелковый корпус под командованием Люхтикова Анисима Степановича (235-я и 334-я стрелковые дивизии) и 92-й стрелковый корпус под командованием Ибянского Николая Болеславовича (145-я и 204-я стрелковые дивизии). В армейском резерве находилась 156-я стрелковая дивизия.

Первыми на территории Поставского района в бой с гитлеровцами вступили подразделения 44-й мотострелковой бригады 1-го танкового корпуса, приданного 43-й армии для прорыва вражеской обороны. Это случилось 2 июля 1944 года под населенными пунктами Мурзы, Мазурино и Щетки. Бой длился несколько часов, в результате крупная автоколонна пехоты противника была уничтожена. Около 40 советских воинов за проявленный героизм были представлены командованием к наградам.

Развивая наступление, 43-я армия с приданными подразделениями 1-го танкового корпуса, артиллерийскими и минометными частями армейского подчинения, сбивая опорные пункты немецко-фашистских войск в крупных населенных пунктах Воропаево, Дуниловичи, Осиногородок, Луцк-Козловский, Лучай, 5 июля подошла к г.Поставы и с ходу освободила его.

Непосредственно в освобождении участвовала 145-я стрелковая дивизия 92-го стрелкового корпуса при содействии частей 156-й стрелковой дивизии, 344-го полка тяжелых самоходных артиллерийских установок, 17-го зенитно-артиллерийского дивизиона.

В это же время подразделения 1-го стрелкового корпуса наносили удар вдоль шоссе Полоцк—Вильнюс по направлению на Кобыльник (Нарочь)—Константиново. После освобождения Нарочи части 357-й и 306-й стрелковых дивизий нанесли удар по направлениям на Лынтупы и Камаи и к исходу 5 июля 1944 года вышли на подступы к данным населенным пунктам, ведя бои за Свираны и Иодовцы. В течение последующих 6 и 7 июля 1944 года подразделениями этого корпуса при поддержке танковых частей Камаи и Лынтупы были освобождены.

В это же время 235-я и 334-я стрелковые дивизии 60-го стрелкового корпуса во взаимодействии с 179-й стрелковой дивизией (второе формирование той 179-й литовской стрелковой дивизии, что отходила через Поставы в 1941 году) 92-го стрелкового корпуса вели наступательные бои вдоль шоссе Воропаево—Поставы. Значительное сопротивление противника было встречено в населенных пунктах Слобода, Совчено. На исходе дня 4 июля данные дивизии по решению командования повернули на северо-запад от Постав и повели наступление в сторону Годутишек и Видз. Особенно ожесточенные бои 6 июля 1944 года развернулись за Годутишки, которые несколько раз переходили из рук в руки.

Непосредственно в боях за освобождение г.Поставы и Поставского района пали смертью храбрых около 300 советских солдат и офицеров, еще более 400 скончались в госпиталях г.Поставы от полученных ранений в период боев на территории Беларуси и Литвы. Память о героях, отдавших свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины, будет вечно жить в сердцах всех белорусов.

А. Кузнецов,

директор Юньковской ясли-сад-базовой школы, краевед.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.