Кто в войну спасал евреев?


В 68-ом номере “Пастаўскага краю” за 30 августа под рубрикой “Поиск” было напечатано обращение гражданина Израиля Геннадия Винницы, поступившее на сайт нашей газеты. В нём говорилось о том, что в годы Великой Отечественной войны жительница Поставского района спасала трёх евреек — мать и двух дочерей. Звали её Брысь Янина (девичья фамия — Куцкевич), жила на хуторе около Лынтуп. После войны женщина, которую спасли, вышла замуж, но вскоре умерла. По другой версии, укрывались тётя  (её звали Бася) с племянницами. Тоже после войны вышла замуж. Фамилия мужа — Рейн, девочек — Гилинские.

Г. Винница занимается поиском таких фактов, и его заинтересовало: это одна и та же история или разные? Мы обратились к читателям в надежде, что кому-то из них что-нибудь известно об этом. И они отозвались.

Первым в редакцию позвонил поставчанин Евгений Валентинович Мастяница (родом из г. п. Лынтупы). Он же назвал имена людей, которые могли предоставить необходимую информацию.

“Предполагаю, что могли быть две Баси. И всё же, вероятнее всего, что это были тётя с племянницами, — считает Е. В. Мастяница. — И прятала их семья Чернявских на хуторе, который находился на территории нынешнего Швенчёнского района. У Баси были две сестры. Одна из них жила в Поставах, и это её девочки Лена и Ира (Реня) приехали в Лынтупы на каникулы”.

Более полную информацию получили от Чеславы Викентьевны Макаро, пенсионерки из г. п. Лынтупы: “Две девочки (их фамилия не Гилинские, а Милявские) — это племянницы Баси Рудницкой. Из Постав в Лынтупы они приехали на каникулы, а тут началась война. Дети попали в гетто. Басе удалось их вывести оттуда и переправить на хутор к Чернявским. Моя мама служила у швенчёнских евреев, знала их язык, общалась с ними, поэтому и я многое знала из их жизни. Возможно, Бася жила с Антоном Чернявским, сыном хозяев. Потом она вышла замуж за Рейна, который был заготовителем. А. Чернявский женился и жил в Лынтупах (ему был подарен дом в знак благодарности за спасение во время войны). Соня, сестра Баси, вместе с Цильманом и Кацковичем убегали от немцев. Вместе и в Лынтупы после войны вернулись (Соня уже была женой Цильмана). Он стал работать завскладом на спиртзаводе. Племянниц Баси я хорошо знала, училась с ними. Общалась и с Соней и Басей. Обе они после войны умерли. Версия, что спасали мать и двух дочерей, отпадает. Знаю и такие факты. Когда Бася умерла, Рейн одну из её племянниц оставил у себя, а вторую забрали Цильманы. Позже Лена и Ирина (Реня) выехали в Израиль, Реня уже умерла. У А. Чернявского были две дочери, но уже умерли. Есть внуки, проживают в Гродненской, Брестской областях Беларуси и в Швенчёнском районе Литвы”.

А вот сведения, полученные от ветерана педагогического труда Мирославы Ивановны Нечаевой: “Сёстры Соня и Бася жили в доме на две половины. А. Чернявскому Бася подарила другой дом. У Рейна с Басей была дочь Галя, а у его второй жены дочь Алла Окс (теперь — Якар), обе живут в Израиле. Алла, когда приезжает, заходит к лынтупчанам в гости. Рейн тоже уехал в Израиль, где и умер. У Цильманов — дочь Ева, вышла замуж за Остановского, живут в Израиле, и мы с ними общаемся в “Одноклассниках”.

Александра Александровна Олехнович родилась в 1932 году в Лынтупах, теперь живёт у дочери в деревне Курополье.

— Басю помню, красивая была, — рассказывала Александра Александровна. — Её отец имел магазин, собственную пекарню. Вообще, очень добрые, искренние, вежливые люди. Бася умерла раньше, Соня — позже. И они, и Цильман похоронены на кладбище в Лынтупах. Мы все жили по улице М. Казея. Дом Рейнов и Цильманов и теперь стоит, в нём живут люди. Помню, все говорили, что Басю с племянницами спасли Чернявские. Что касается фамилии Брысь, то я знала двух девушек, Марысю и Реню, которые с родителями жили на хуторе. Мы вместе ходили на танцы.

Вспоминает Мария Антоновна Касатая (девичья фамилия Брысь):

— Стоял на Лынтупщине хутор Гумбяны. А наш — чуть дальше. Дом был большой, рядом лес, река. Во время войны у нас прятались евреи: женщина, две девочки и трое мужчин. Потом, после войны, к нам Рейн и Цильман приезжали и благодарили за спасение. Цильман меня на работу взял, я пять лет отработала на спиртзаводе.

Свои воспоминания сообщила также Регина Казимировна Петюлевич из деревни Гридьки, чьё детство прошло на Лынтупщине. В её памяти сохранились мамины рассказы о том, что Янина Брысь, родственница по папе, прятала трёх евреев, а её родители — четырёх.

Валентина Романовна Зубкова 37 лет живёт в Поставах, родом из Лынтупщины. Бабушка Мальвина Паукштело, по рассказам мамы (это её тётя), спасала евреев. А ещё Валентина Романовна знала женщину по фамилии Брысь, которая уехала к сыну в Ригу, там осталась внучка. При необходимости с ней можно будет связаться.

Мнений много. О достоверности каждого судить сложно. А вот один вывод всё же сделать можно: женщина по имени Бася была, и это её и племянниц Лену и Иру (Реню), мать которых погибла в Поставах в первые дни войны, Чернявские укрывали на хуторе близ Швенчёниса.

Галина ПИЩ.

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.