Виртуальная «наживка» тянет на дно


Гаджеты, планшеты, компьютеры… Виртуальный мир все чаще для многих становится реальным. Согласитесь, мы и сами уже не замечаем, что из рук практически не выпускаем планшеты, телефоны, экран которых — одна из ячеек глобальной сети. Компьютерная зависимость сродни алкогольной и наркотической, считает доцент кафедры психотерапии и меди­цинской психологии Белорусской ме­дицинской академии последипломно­го образования Елена ТАРАСЕВИЧ.

— Елена Владимировна, действительно ли такая зави­симость специалистами рас­сматривается как отдельный диагноз?

— Это один из видов игровой зависимости (гэмблинг, лудомания). Она аналогична зависимо­сти от алкоголя и наркотиков и способна вызвать серьезные из­менения личности. Прежде всего от нее страдают люди, для кото­рых в мир постоянно распахнуто практически только одно окно — монитора компьютера.

Причём о зависимости мы мо­жем говорить даже в том случае, если человек проводит за компь­ютером или другим гаджетом больше двух часов, при том что его род деятельности не связан с работой за ним. Как правило, та­кой человек абстрагируется от ок­ружающего мира, его не волнует отсутствие социальных связей. Он уходит от контакта с близки­ми, одноклассниками, коллегами. Особую тревогу вызы­вает увлечение играми детей и молодежи. Согласно подсчетам, компьютерной зависимостью страдают от 14 до 26 процентов населения развитых стран. Не­сколько лет назад эти цифры были в два раза ниже. К слову, в Китае и Японии эта проблема зву­чит на государственном уровне.

Но почему одни даже не интересуются играми, а дру­гие без них не могут и дня прожить?

— Компьютерная зависимость формируется постепенно. Все очень индивидуально. Многие люди, чья работа связана с гаджетами, даже если расстаются с ними не­надолго, ощущают симптомы, идентичные абстинентным, — словно зависимые от азартных игр, алкоголя, наркотиков. Они испытывают раздражительность, агрессивность, конфликтность, становятся грубыми. Зависимым можно называть того, кто перед компьютером проводит основ­ную часть своего времени. Чело­век погружается в игру (компании-разработчики чётко понимают, какой должна быть «наживка»). Он фактически жи­вет у монитора. Такие люди часто выглядят неопрятно, перестают следить за собой. Но, замечу, мы говорим только о зависимых людях. Им нравится постоянно пребывать в виртуальной реаль­ности. Почему? Простой при­мер. Всем известно, что в мозге у человека есть центр удовольст­вия. Так вот, ученые выяснили, если у лабораторных животных этот центр постоянно активизи­ровать, то они начинают забы­вать обо всем. С человеком фактически происходит то же самое. Он перестаёт адекватно воспринимать окружающий мир, грань между реальностью и виртуальностью стирается. Только случайно оторвавшись от игры, вдруг понимает, что прошло 8—10 часов. И это ха­рактерно не только для подрост­ков, но и для взрослых людей.

— На что жалуются такие пациенты, когда обращают­ся за помощью к психологу или психотерапевту? Мо­жет, кто-то приходит сам, начиная осознавать, что от компьютерной зависимо­сти трудно избавиться само­стоятельно?

— Приходят, но только в том случае, если происходит чрезвы­чайная ситуация — человек не вы­полняет поручений, забывает вовремя встать и прийти на рабо­ту. Бывает, что руководство знает об этом и даже выдвигает условие: либо ты избавляешься от зависи­мости, либо от работы. Но, замечу, что за помощью к психотерапев­там обращаются немногие. Еди­ной стратегии лечения не существует. Специалистам прихо­дится учитывать особенности че­ловека, его социума, семьи. Важно в такой ситуации попытаться пе­реключить пациента на другое увл­е­чение, хобби, спорт, особенно если это еще ребенок или подрос­ток. Хорошо, если у родителей в этом получится стать примером. В некоторых случаях подбираем индивидуальные методы лечения, лекарственные препараты, кото­рые снижают чувство тревоги. Если обнаруживаются симптомы депрессии — назначаем курс ле­чения антидепрессантами. При­меняются психотерапия и медико-психологическая коррек­ция, индивидуальная, групповая. Бывает, что помощь приходится оказывать в условиях психонев­рологического стационара.

Компьютерной зависимостью зачастую страдают дети из вполне благополучных семей. Приходят мамы и папы, которые чувствуют, что «произошел крах», надо ис­правлять ситуацию, но сами они справиться уже не могут. В арсе­нале у психотерапевта есть и се­мейная психотерапия. Но парадокс: как правило, родители не очень соглашаются участво­вать в этом процессе, ссылаясь на нехватку времени.

Зависимость чаще возникает от тех виртуальных игр, где человек становится виртуальным героем, наделяется теми качествами, ко­торые ему несвойственны в жиз­ни. Но при этом он абсолютно отрывается от действительности, развитие его личности останавливается. Ведь разработчиков не волнует, кто окажется по ту сторо­ну экрана. Зачастую игра рассчи­тана на взрослого, а в войнушку режется ребёнок или подросток, воспринимая картину боя глаза­ми своего героя. Поэтому неуди­вительно, что ему со временем становится проще управлять ми­ром виртуальным, нежели существовать в реальном — одним нажатием кнопки можно многое изменить, подчинить себе, приду­мывать новые правила, решения.

— Когда пора бить тревогу?

— Когда родители видят, что с ребенком происходит что-то неладное. Он хорошо ел, вовремя вставал, хорошо учился и вдруг стал легкораздражимым, агрес­сивным, часто плаксивым, плохо спит. Начинаются прогулы в шко­ле, снижается концентрация вни­мания. Могут даже развиться проблемы с осанкой, зрением, желудочно-кишечным трактом…

— Какие самые распростра­ненные ошибки родителей, которые самостоятельно пы­таются бороться с компьютерной зависимо­стью детей?

— Любая игромания поддается лечению. Нельзя взять и запре­тить компьютерные игры. Лучше проконсультироваться с психоло­гом, психотерапевтом, психиат­ром, как это правильно сделать. Запомните: запретный плод все­гда сладок. И любой запрет под­хода к компьютеру вызовет повышенный интерес и желание преодолевать трудности, чтобы снова продолжить игру. Конечно же, лучше, когда родители интере­суются, во что играет ребёнок, и начинают играть вместе с ним, чтобы поддержать и вникнуть в суть. Тогда они смогут увести чадо в реальный мир из виртуального. Но, как правило, родители наде­ются на то, что ребёнок сам отка­жется от своего увлечения. Это самообман, ошибка.

Причина некоторых видов за­висимости, в том числе и компь­ютерной, — частые тяжелые болезни в раннем детстве, опреде­лённые психические нарушения, неврозы. Родители не обращают­ся за помощью к специалисту в надежде, что ребёнок перерастёт эти проблемы. А это не уходит со взрослением, это необходимо ле­чить.

«Сельская газета» от 19 декабря 2015 года.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.