Доблесть без славы


…Новая атака под Поставами была назначена на 5 утра 21 марта 1916 г. В назначенный час войска в третий раз устремились к заграждениям противника. Вновь были встречены сильным огнём, но, невзирая на потери, уже через полчаса были в немецких окопах у Микулишек. Российские солдаты гибли десятками и сотнями и, тем не менее, захватили большую часть укреплённой позиции «Просека Мули», выбив противника с первой линии обороны. Уже были взяты первые трофеи (несколько пулемётов) и пленные.

Самые напряжённые бои развернулись за лесной клин под Вилейтами — позицию «Лес Гинденбурга». И хотя от самого леса к тому времени российская артиллерия уже почти ничего не оставила — как напишут потом немцы, «деревья падали, как люди», — вся позиция была плотно опутана колючей проволокой, подходы прикрыты завалами, земляные укрепления всё ещё давали защиту противнику. Руководство 22-й дивизии понимало, что ломиться в лоб нет смысла, и атаку запланировали на ночь. Если бы «Лес Гинденбурга» удалось взять, то история Нарочской операции, возможно, пошла бы по иному сценарию. Но в критический момент немцы подтянули резервы, а у российских войск их почему-то не оказалось в нужном количестве.

Весь день они под обстрелом удерживали захваченные позиции. Но всё сильнее сказывался погодный фактор — отступая, немцы разрушили все приспособления, которые ограничивали сток талой воды в окопы, и те превратились в наполненные каналы. Находиться в них не было никакой возможности, и вымокшие с ног до головы солдаты пытались укрыться наверху, отчего потери только увеличивались.

К вечеру, сконцентрировав силы в «Лесу Гинденбурга» и нескольких ближайших опорных пунктах, немцы организовали мощную контратаку. Российские солдаты — вымокшие, замёрзшие, голодные, измученные четырьмя днями боёв, засыпающие прямо в лужах перед вражескими окопами, — были вынуждены оставить захваченные линии и вернуться на исходные позиции.

Вернулись, разумеется, не все. Как позже напишет военный историк Николай Подорожный, только на данном участке «из 5560 человек, ходивших в наступление 21 марта, вернулось назад только 1050. 4510 человек остались лежать (убитыми и ранеными) на поле боя. Среди них было много окоченевших». Похожая ситуация была и в других дивизиях. Так, наступавшая неподалёку 2-я Сибирская за сутки потеряла убитыми и ранеными 55 офицеров и 5200 солдат…

Историки по-разному оценивают Нарочскую операцию. Её называют и «десятидневным побоищем», и «жертвоприношением», указывают на то, что она была плохо подготовлена, не обеспечена ресурсами, кроме «расходных» солдатских масс, проведена не вовремя и неумело. Но есть и иные оценки — благородная помощь союзникам, «Верденское эхо».

Следует отметить, что в тот период с Восточного фронта во Францию действительно не было переброшено ни одной дивизии, а немецкие атаки на Верден ослабли.

Так или иначе, но задач, связанных с прорывом германского фронта, решить не удалось. Тем не менее Нарочская операция вошла в историю как первая попытка русской армии начать освобождение своих земель. Оплачена она была очень высокой ценой. Дискуссии о потерях сторон продолжаются до сих пор, но все соглашаются в одном — с российской стороны они были огромны, несоразмерны результатам (захвачено 1200 пленных, 15 пулемётов, около 10 квадратных километров территории противника).

Немцы определили общие цифры своих потерь на всем фронте операции в 20 тысяч человек и предположили, что российские войска потеряли до 110 тысяч бойцов убитыми и ранеными. Некоторые российские и советские историки, в частности Н. Подорожный, не согласились с этими выкладками — по их приблизительным подсчётам, немцы потеряли не менее 30-40 тысяч; что касается российских потерь, то статистику привели более точную — 1018 офицеров и 77427 солдат убитыми и ранеными.

Вся нейтральная полоса фронта была устлана телами погибших российских солдат ещё почти месяц после наступления. Лишь ближе к концу апреля, с приближением Пасхи, российские офицеры договорились с немцами о перемирии. 25 апреля 1916 года, в Светлый праздник, на нейтральную полосу вышли православные священники в торжественном облачении и похоронные команды с лопатами. В прифронтовой полосе уже готовили братские могилы…

Владимир БОГДАНОВ, исследователь событий Первой мировой войны,

г. Минск. 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.