Герою Сацыялістычнай Працы Алегу Адольфавічу Валодзьку — 70

Личности Местная власть

Паважаны Алег Адольфавіч!

Прыміце шчырыя віншаванні з юбілеем!

Вы, верны сын пастаўскай зямлі, шмат зрабілі для яе росквіту, а калгас імя Суворава, якім кіравалі на працягу многіх гадоў, вывелі ў перадавыя не толькі ў рэспубліцы.  Гаспадарка славілася і на абсягах Савецкага Саюза. Найноўшыя тэхналогіі і тэхніка, найвышэйшая прадуктыўнасць палёў і ферм, сучасныя сацыяльныя аб’екты, высокая заработная плата — усё было ў вашай гаспадарцы. За плённую працу вы адзначаны многімі ўзнагародамі, вам прысвоена ганаровае званне Герой Сацыялістычнай Працы. Але вышэй за ўсё — людская павага. А яна — бязмежная.

Шматлікія жыццёвыя выпрабаванні не скарылі, а загартавалі вас. Вы па-ранейшаму цікавіцеся палітыкай і эканомікай, у курсе ўсіх падзей, што адбываюцца ў раёне, краіне, свеце. Свой багаты вопыт перадаяце маладзейшаму пакаленню, жыццёвай мудрасці вучаць вашы кнігі.

Паважаны Алег Адольфавіч! Жадаем, каб доўжыліся і былі плённымі вашы гады, з натхненнем ствараліся новыя літаратурныя творы, клопатам ахіналі родныя людзі, цяплом саграваў родны дом, а ў сэрцы заўсёды жылі вера, надзея і любоў.

В. ГУТАРАЎ, старшыня раённага выканаўчага камітэта.

В. АРЭХАЎ, старшыня раённага Савета дэпутатаў.

 

Узнагароджанні

За шматгадовую добрасумленную працу ў аграпрамысловым комплексе раёна, высокі прафесіяналізм і ўзровень гаспадарання, вялікі асабісты ўклад у развіццё сельскай гаспадаркі намеснік дырэктара ААТ “Навасёлкі-Лучай” ВАЛОДЗЬКА Алег Адольфавіч узнагаро­джаны:

Ганаровай граматай Віцебскага абласнога выканаўчага камітэта,

Ганаровай граматай раённага выканаўчага камітэта,

Ганаровай граматай раённага Савета дэпутатаў.

 

«Во мне проросли зёрна доброты, и я судьбе благодарен за это»

Одно из первых своих интервью с Героем Социалистического Труда, председателем колхоза им. Суворова О. А. Володько я подготовила в июле 1996 года — тогда Олег Адольфович отмечал свой золотой юбилей. Позже было много других поводов к нему обратиться, и каждая новая встреча открывала передо мной многогранный внутренний мир этого неординарного человека, до краёв наполненный мудростью мыслей и суждений. Вот и теперь, в канун 70-летия, которое Олег Адольфович отметит завтра, я снова напросилась на беседу, которую начала с простого вопроса: как всё начиналось?

— Ни для кого не секрет, что представляли из себя Новосёлки в то время, когда я вступил в должность руководителя хозяйства, — вспоминал О. А. Володько. — Только тропинки по деревне, да и к другим населённым пунктам нормальных дорог не было. Один человек из Промышляд сказал: «Хлебом ты нас, председатель, не накормишь. Накорми коров соломой — и мы тебе поверим». Понимал, что веры у людей не осталось, и её надо было вернуть. А как? Построили один финский домик, потом второй. Взялись за масштабное возведение жилья, мастерских, ферм, объектов соцкультбыта. А каждый из них требовал огромных затрат. Например, чего стоила только поликлиника с полным циклом — от лечения в радоновых ваннах до протезирования зубов, оборудование для которой привозилось отовсюду, в том числе из Москвы.

Открывались подсобные цеха, создавались рабочие места, которые занимали представители из разных уголков бывшего Союза. Но продукция имеющихся цехов не всегда могла иметь сбыт: случился, например, неурожай винограда в Молдавии, и наши бутылочные пробки «застряли». Стал анализировать, делать расчёты на перспективу. Общение со многими опытными руководителями, специалистами навело на идею строительства сырзавода, ибо производство сыра, по моему мнению, не могло не быть рентабельным.

— А как хозяйство вышло на зарубежных партнёров?

— Знал: новые технологии выращивания и переработки сельскохозяйственной продукции смогу привезти из Европы и из Германии в частности, потому что там культура земледелия была на высоком уровне, плюс очень экономичная сельскохозяйственная техника. Вначале были контакты с Питером Штоцем, позже — с Хайнцем Дрезеном — их я называл акулами капитализма. Оборудование для сырзавода (а он просуществовал у нас 15 лет) поставили ­итальянцы, а вот на завершающем этапе пришлось выходить на фирму «Адельбуер» — вторую по величине в Германии по производству сыров (возглавлял Х. Дрезен). Я прошёл такую школу! Узнавал в процессе совместной деятельности, например, что на изготовление сыра влияет энергетика человека: варить продукцию надо улыбаясь, будучи в хорошем настроении. А ребят новосёлковских, которых послали туда учиться сыроварению, в цеха не допустили, пока каждому не привели в порядок рот — не запломбировали зубы и ­­т. д.

У Дрезена не было отдела сбыта, он сам этим занимался. Вдумайтесь в цифры: за сутки перерабатывалось 1,5 тысячи тонн молока, а на предприятии трудились 212 человек. В лабораториях стульев не было — люди ходили туда работать, а не сидеть. Хайнц учил меня, и я должен был следовать его требованиям. Европеец был крайне удивлён, узнав, что молоко мы перевозим в алюминиевых ёмкостях — на Западе это давно считалось вредным для здоровья человека, и мы после этого заменили все молоковозы. До сих пор в пот бросает, когда вспоминаю, как мы на завод в Гродно отправили бартер (сыр «Адельбуер») — аккуратно, как нам казалось, завернув, подстелив и накрыв. Узнав об этом, Х. Дрезен негодовал, но всё же сказал прислать нашего водителя, который и пригнал машину с термокузовом для перевозки продуктов — она досталась нам бесплатно.

«Университеты» продолжались и тогда, когда мы, надумав хоть как-то рассчитываться с немцами, посылали им дрова в сеточках, позже делали поддоны. Качеством насмешили, но Дрезен и в этой ситуации меня стерпел: позвонил и пригласил за винтовыми гвоздями.

Признаю, что мне порой бывает обидно за свой жизненный холст, сотканный из ошибок, неудач. И в то же время слава богу, что он у меня есть, и я могу прожитым с кем-то поделиться, и это кому-то принесёт пользу.

— Вы действительно шли через тернии, постигая сложную науку хозяйствования…

— Да. И я рад, что это было в моей судьбе. Доволен, что в своё время привозил в хозяйство передовые европейские технологии, технику, и всё это облегчало труд колхозников. Сотрудничество с немецкими партнёрами приблизило к пониманию законов мировой экономики, того, что во главе всего — качество: нельзя выставлять сегодняшнюю цену на вчерашний товар, что мы пытаемся делать. Хорошо усвоил то, что человек должен сам уметь посчитать, как сбалансировать свою жизнь, чтобы она приносила какие-то дивиденды. Понял, как с землёй следует обходиться: не сделав анализа почвы, нельзя вносить те или иные удобрения (а вдруг их там и так достаточно?). Немцы и колбасу у нас не начинали делать, пока не взяли анализ крови у быков, и только потом под результаты этих анализов подготовили рецептуру. Хайнц Дрезен научил меня и премудростям торговли: я узнал, например, что это за уловки, чтобы «покупали глазами, а не руками».

Я хорошо узнал тот мир, но остался прежним. Меня не изменили ни Германия, ни Дания, ни Израиль, ни Франция, ни Испания, в крови я остался тем, кем и был. Но…

— Что «но»?

— Я — человек зрелый, у меня сложившееся восприятие мира, который я узнавал методом проб и ошибок. Думаю о молодом поколении. Оно хорошее. Но видно: мало стараемся, чтобы его отправлять в жизнь более подготовленным. Почему нет жесточайшей требовательности к тому, чтобы выпускники школ владели иностранными языками? Если человек будет хорошо знать, допустим, немецкий, это же не значит, что он уедет из своей страны. Буквально недавно беседовал с молодыми россиянами, которые ехали из Прибалтики, где выступали с концертами. Они не хотят ни в Америку, ни в Германию, но они хотят иметь в своей стране такую жизнь. Считают возможным поехать за границу поучиться, посмотреть, колесо ведь изобретать не надо, его давно мир изобрёл.

А фундамент всего — культура. Культура учёбы, поведения, чтения, отношений и т. д. Это всё необходимо, чтобы жить достойно, красиво. Мы должны закладывать в людях какую-то основу. В этом и есть цена прожитой жизни.

— Олег Адольфович, с высоты и позиции прожитого о чём жалеете?

— Многого я не осуществил. Например, вовремя не написал о встречах с руководителями высокого ранга. Может, ещё ­удастся: пусть бы сегодняшнее поколение, прочитав, узнало, какими они были человечными и удивительными по отношению к простым людям. Уверен: во мне проросли их зёрна доброты, и я судьбе благодарен за это. Например, Пётр Миронович Машеров, приезжая, всегда говорил: «Ну, сынок, покажи, что ты сделал для людей». И я всегда готовился к такому вопросу. Величие руководителя мне видится и в том, как он однажды сгладил ситуацию, меня не унижая. Вертолёт гостя приземлился на колхозном поле, и я почему-то подумал, что, побеседовав, Пётр Миронович улетит обратно. Оказалось, нужно ездить по хозяйству, а мой УАЗик пыльный, грязный. Поняв моё замешательство, улыбнулся и сказал, не горюй, мол, и не на таких ездил.

А почему не написать о председателе Совета Министров Тихоне Яковлевиче Киселёве, который смог меня принять в 11 часов вечера и подписать бумаги на получение удобрений? В числе тех, кто видел и слышал простых смертных, Александр Никифорович Аксёнов, Сергей Михайлович Шабашов, Ефрем Евсеевич Соколов. Во всяком случае, мы ощущали, что они живут нашей жизнью.

— И из объектов, видимо, не всё возвели, о чём мечтали?

— Выполнил частицу долга перед старшим поколением — восстановили костёл, и это хорошо. А что не построили дом для престарелых — очень плохо. Когда в нашей больнице был стационар, своих стариков на зиму мы забирали туда, где они спокойно жили. И хозяйство из-за этого не обеднело, и люди целы были.

Теперь всё это я очень хорошо понимаю, потому что сам подхожу к черте одиночества и верю в правильность выражения: не проси у Господа жизни лёгкой, попроси смерти полегче. Потому что жить хорошо, доживать тяжеловато, когда приходят болезни и недомогания, когда старику нужны внимание и тёплые слова, а произнести их некому. Что-то в этой жизни пошло не так. Дочь может избить мать, сын — отвезти отца на соцкойку. В людях душевность сегодня не разбудить, мир жесток. Чем больше живу, тем больше присматриваюсь к людям и делаю вывод. Сначала у человека взгляд полон добродетели, сострадания, позже его глаза перестают тебя видеть. Такой человек становится для меня манекеном. Кто-то махнёт рукой, мол, подумаешь! Но дело в том, что эти манекены вершат судьбы людей.

— С кем из бывших коллег общаетесь?

— Со всеми. Звоню, переписываюсь. И делаю это с удовольствием. Благодарен нынешнему руководству района и ОАО «Новосёлки-Лучай» — они мне помогают, интересуются моей жизнью. Никогда не отгораживался от них стеной. Возможно, с кем-то не сходился во взглядах и полагаю, что имею право на своё мнение. А принципиально всегда их поддерживаю. В числе работающих есть много таких, кого я принимал в хозяйство, агитировал, привозил. Некоторые на пенсию ушли, но я их помню.

— Перед кем готовы извиниться?

— У всех, с кем работал, был знаком и общался, я готов попросить прощения за нанесённые обиды и за ошибки, которые допускал.

— Что, по вашему мнению, украшает человека?

— Скромность и трудолюбие.

— И, наверное, то, что он после себя оставит?

— Я уже не представляю, что человеку нужно после себя оставить, чтобы его помнили, ибо из жизненной практики знаю, что люди после себя многое оставляли, а последующие поколения сумели это всё или почти всё разрушить и придать забвению.

— Олег Адольфович, в своё время белорусский писатель Михаил Герчик написал книгу «Час гаспадароў», главным героем которой были вы. А позже и сами стали писать. Как это получилось?

— Всё очень просто. Вернувшись после операции домой, на жизнь стал смотреть более трезвым взглядом — а до этого он у меня был какой-то постоянно устремляющийся куда-то, торопящийся. Заметил: взаимоотношения между людьми меняются. Решил: как получится, так и напишу. Пытаюсь донести читателю, что есть люди добрые и злые. В принципе, человечество никогда не было довольно собой, ему всегда чего-то не хватало. Захотелось показать свою юность, душевность героев, которых уже нет рядом. Ничего не выдумывал, какой была жизнь, такой и показывал её в книгах «Сын земли и неба» и «Кардиограмма большого сердца». Очень приятно, что большое количество людей положительно отозвалось о моём творчестве — спасибо им за это.

А завершить беседу хочу словами из первой книги: «С вами не здороваются — а вы желайте людям здравия, вас обходят стороной — а вы идите к ним, вас не любят — а вы их любите, цените, уважайте, этим будете больше уважать себя. А зло и зависть должны уйти: они разъедают душу человека. А как можно любить без души?»

Беседовала Галина ПИЩ.

Всегда с распахнутой душой

Уважаемый Олег Адольфович! Всю свою трудовую деятельность вы посвятили сельскому хозяйству и нашей деревне. Годы напряжённого труда, отданные вами родной земле, принесли огромную пользу нам, ее жителям. Ваши неиссякаемая энергия, инициативность, дальновидность, жизненный опыт высоко ценятся не только каждым жителем нашей деревни, но и всеми, кто вас знает. Мы благодарны вам за создание красивого уголка нашей малой родины, за школу, в которой мы до сих пор учим наших детей, за всё добро, которое вы для нас сделали.

В день юбилея примите самые теплые поздравления и пожелания крепкого здоровья, долгих лет жизни. Пусть ваш богатый практический опыт, неиссякаемая энергия и оптимизм ещё много лет будут полезны молодому поколению. Пусть в вашем доме всегда царят радость и взаимопонимание. Счастья и благополучия вам, вашим родным и близким. А мы  посвятили вам стихотворение.

* * *

Влюблённый в землю человек

Живёт в деревне нашей.

Он трудовых немало лет

Старался сделать краше

Площадки, улицы, дома,

Поля, луга, дороги…

Ведь были до него весьма

Селения убоги.

Своей энергией зажёг

Сердец других немало,

И с парашютом прыгнуть мог,

И править у штурвала,

На дельтаплане в небесах

Парил он вольной птицей,

Внедрял в хозяйство «чудеса»

Из дальней заграницы.

Умело ладит он с людьми,

Поделится советом.

Все сыном неба и земли

Зовут его за это.

Ох, сколько сделал он всего,

Наш чуткий председатель!

Читаем книги мы его:

Теперь же он — писатель.

Неравнодушный и простой,

Надёжный, чуткий, мудрый…

Всегда с распахнутой душой,

Хоть путь прошёл он трудный.

Живёт прекрасный человек,

Он сердцем землю любит.

Пусть будет долгим его век!

Пусть он здоровым будет!

Администрация и весь коллектив Новосёлковской СШ.

 

Цудоўны чалавек

У 1976 годзе мая малодшая сястра пераехала ў Навасёлкі-1. Бываючы ў яе ў гасцях, я бачыла, як заможна жывуць тут людзі. А потым, калі засталася ўдавой з пяццю дзеткамі, сястра і швагра параілі перабрацца сюды жыць і працаваць. Што я і зрабіла. Вельмі хвалявалася, што ў маёй сям’і няма рабочай сілы: тры дачкі хацелі паступаць на вучобу ў Віцебск, сын служыў у арміі, меншанькай трэба было ісці ў школу. Старшыня калгаса Алег Адольфавіч Валодзька паглядзеў на мяне спагадна і сказаў: “Рабочая сіла перада мной, я яе бачу. Сын вернецца — выбера працоўны шлях, старэйшых дачушак абавязкова вучыце, а самая меншанькая пойдзе ў новую школу, якая якраз адкрылася”.

Нам выдзелілі чатырохпакаёвую кватэру з усімі выгодамі. Я працавала даяркай  і даглядала сваіх хворых бацькоў. Сын вярнуўся, уладкаваўся трактарыстам. Да гэтага толькі марыла, каб у кароў уволю было подсцілу і якасных кармоў, на вуліцы, калі ідзеш раненька на працу і вяртаешся позна ўвечары, гарэла святло, на ферме і дома была гарачая вада, расчышчаліся дарогі — усё гэта ў Навасёлках здзейснілася. І заробкі на ферме былі высокія.

Алег Адольфавіч дабіўся таго, каб у Навасёлках быў чыгуначны прыпынак, заасфальтаваў дарогу да яго. Усіх выгод не пералічыць. Малыя дзеці наведвалі цудоўны садок. Гэта і многае іншае вяскоўцы атрымалі дзякуючы старанням кіраўніка, які, не шкадуючы здароўя, аддаваў сябе працы і людзям. Прыходзіў на ферму, распытваў пра жыццё. Ці змагла б я адна, без дапамогі гаспадаркі, выгадаваць дзяцей, справіць ім вяселлі, вывучыць?

Я і мае сёстры Тамара Каласёнак і Аня Дзядзюля кланяемся Алегу Адольфавічу. Мы вельмі ўдзячны яму за клопат пра людзей. Ганарымся, што жывём побач з такім чалавекам. Рады, што Урад высока ацаніў яго працоўныя заслугі. Шчыра жадаем шаноўнаму юбіляру моцнага здароўя, радасці ў дзецях і ўнуках, дачакацца праўнукаў. Няхай Бог аберагае вас і дае душэўныя і фізічныя сілы.

Л. ЗАРЭЦКАЯ, в.Навасёлкі-1.

 

Жыве, каб дапамагаць жыць іншым

1984 год. Мяне назначылі дырэктарам СШ №2. З пасадай навалілася мноства гаспадарчых праблем: пацёк дах, зламалася сістэма ацяплення, праржавела вадаправодная труба. Пайшоў у раённы аддзел адукацыі, пагутарыў з работнікамі гаспадарчай групы. Сказалі, што трэба складаць праектную дакументацыю, афармляць іншыя дакументы. А рабіць усё трэба было неадкладна.

Вырашыў звярнуцца да старшыні калгаса імя Суворава Алега Адольфавіча Валодзькі. Блізка не быў з ім знаёмы, але сустракацца даводзілася. Вучні нашай школы штогод працавалі ў гаспадарцы на ўборцы бульбы, буракоў, падборцы камянёў, праполцы буракоў. На базе калгаса дзейнічаў летні стацыянарны лагер працы і адпачынку. Старшыня неаднаразова прыязджаў у поле, цікавіўся справамі. Сярод мноства клопатаў ён знаходзіў час для людзей, падкупляла яго ўвага. Пра Алега Адольфавіча цёпла адзываліся настаўнікі, якія непасрэдна працавалі з вучнямі.

Алег Адольфавіч адгукнуўся на маю просьбу. Накіраваў спецыялістаў, тыя прывезлі трубу і за паўгадзіны памянялі старую на новую. Была аказана дапамога не толькі ў рамонце даху, але і ў аб­уладкаванні спартыўнай пляцоўкі, добра­ўпарадкаванні прышкольнай тэрыторыі, абсталяванні класных пакояў.

А. А. Валодзька — чалавек-працаўнік, які прайшоў нялёгкі шлях ад прычэпшчыка на трактары да кіраўніка з вялікай літары, быў дэпутатам Вярхоўнага Савета СССР, удастоены многіх дзяржаўных узнагарод і звання Герой Сацыялістычнай Працы. Дабіўшыся вышынь, ён застаецца бясконца адданым роднай зямлі, якую любіць усёй душой і ў якую глыбока пусціў карані. Для яго няма “маленькіх” людзей, да кожнага ён ставіцца з павагай. У свой час так шмат зрабіў для таго, каб жыццё вяскоўцаў станавілася больш камфортным, цывілізаваным. Адказны, справядлівы, чулы. Яго крэда — жыць, каб дапамагаць жыць іншым. З захапленнем чытаў біяграфічныя кнігі А. А. Валодзькі. Некаторыя моманты перачытваў па некалькі разоў. Яго мудрыя выказванні — навука для маладога пакалення.

Сёння хачу павіншаваць Алега Адольфавіча з юбілейным днём нараджэння, падзякаваць за добрае сэрца, пажадаць моцнага здароўя, доўгіх актыўных і творчых гадоў, шчасця, дабрабыту. Няхай здзяйсняюцца планы, задумы, жаданні.

З вялікай павагай і бязмежнай удзячнасцю В. КРЭСКІЯН.

 

 

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.