Мужская работа


i (1)

Во время службы мне доводилось встречаться с сотрудниками милиции, чаще транспортной. О некоторых случаях из их повседневной службы и хочу рассказать.

И поезд затормозил

Из здания вокзала вышел пожилой человек и быстрым шагом, насколько ему позволял возраст, с рюкзаком за плечами и дорожной сумкой в руке устремился к своему дизель-поезду. До последнего вагона оставались считанные метры, но двери захлопнулись, машинист подал гудок, и состав тронулся. Мужчина остановился, схватился за сердце и присел на свою сумку. И вдруг случилось чудо: поезд затормозил. Двери открылись, из последнего вагона выскочили два молоденьких милиционера транспортной милиции (они связались по радиосвязи с машинистом и остановили состав), подхватили пассажира вместе с его багажом и помогли сесть в вагон. Двери тут же закрылись, и поезд отправился в путь.

Даже на отдыхе

Этот случай произошёл в санатории «Лётцы». Меня заселили в комнату, в которой уже находился, как выяснилось после знакомства, подполковник милиции, который служил в Новополоцке, бывший «афганец» и ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

В тот заезд было много россиян. Нашими соседями по столику была семейная пара с дочкой. Женщина родом из Беларуси, он — генерал, командир соединения, лётчик военно-космических сил и тоже «афганец». Потом он частенько заглядывал к нам на огонёк, нам было о чём поговорить. Но однажды зашёл сконфуженный. Вместо обычных шуток-прибауток сообщил, что у его жены пропал кошелёк с приличной суммой денег.

Сосед отдых отложил и сутки вёл расследование по горячим следам. И установил-таки личности тех, кто, поиздержавшись в санатории, решил поправить свои финансовые дела за счёт семьи генерала. Ими оказались две «мутные» личности из числа россиян. Генерал попросил не давать делу ход, а за найденный и возвращённый кошелёк отблагодарил от души.

Навыки пригодились

Служил в нашей части прапорщик Иван Якубович. Однажды мы колонной выдвинулись к новому месту работ. Через десяток километров въехали на мост  через Сож. Вдруг у впереди идущего «Урала», в котором старшим машины был Иван Якубович, загорелись стоп-сигналы. Остановилась и вся колонна. И видим такую картину: из кабины вихрем выпрыгнул наш прапорщик, стремглав преодолел бордюр и схватил за руку человека, который хотел спрыгнуть в реку, и втащил его через перила на мост. Затем силой затолкал в кабину, подбежал ко мне и доложил, что ему необходимо на несколько минут выехать из колонны, чтобы отвезти спасённую (а это была женщина) в медицинское учреждение. Что он и сделал, получив разрешение.

Прибыв на конечный пункт, все оживлённо обсуждали происшествие. Сам же прапорщик сидел на подножке своего «Урала» и жадно затягивался сигаретой. Я подошёл и поблагодарил, спросив, как ему удалось заметить и, главное, предотвратить попытку суицида, ведь мимо проходило много машин, но никто не попытался спасти человека.

«До школы прапорщиков я был участковым милиционером, — ответил Иван. — Но там у меня не сложилось, пришлось уволиться. Однако навыки и умения приходить на помощь не забылись, хотя уже прошло много лет, и вот сейчас пригодились».

Командировки в неизвестность

Чернобыль. Радиация. Охрана 30-километровой зоны. Обстановка приравнена к боевой. Для того чтобы не допустить «расползания» заражённых продуктов, нанесения вреда природе, в чернобыльскую зону направлялись милицейские подразделения. Это была задача государственной важности для людей, которые носили форму и погоны. В числе многих там нёс службу и старший лейтенант транспортной милиции Игорь Петрович Трофимов, с которым мне довелось трудиться в Воропаевской дистанции пути (после сокращения из органов он был одним из лучших операторов дефектоскопной тележки).

В 80-х годах прошлого столетия ещё не было подразделений МЧС и милиционеры осуществляли профилактику лесных пожаров, вели борьбу со стихийной вырубкой лесов, производством и вывозом из зоны пиломатериалов. И в тех двух командировках в Чернобыльскую зону у Трофимова было всё: рейды и дозоры, патрулирования, погони и задержания. А на все вопросы Игорь Петрович отвечал лаконично: «Пришлось поработать».

Л. СЕМЕНАС, внештатный корреспондент, 

майор запаса, участник ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в 1986 году, бывший начальник участка Воропаевской дистанции пути.    

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.