Обломки памятника графу Барфусу помогли узнать, чем жила деревня Большая Олься 100 лет назад

Важное История

Время собирать камни?

Музей под открытым небом, в котором с каждым годом становится всё больше экскурсоводов и посетителей. Так образно назвал Поставщину исследователь Первой мировой войны, коллекционер и журналист Владимир Богданов, открывая недавно в нашем городе фотовыставку «Война и люди».

Сколько в этом музее экспонатов, доподлинно неизвестно. Ежегодно благодаря огромному труду краеведов, исследователей, волонтёров мы узнаём про новые (т.е. хорошо забытые старые) памятники Первой мировой. Хотя порой они настолько талантливо укрыты временем (или разрушены людьми), что найти их сложно даже специалистам.

Деревня Большая Олься, Яревский сельсовет, 9 км от Постав. По дороге, ведущей к границе Беларуси с Литвой, ежедневно проезжают десятки машин. О том, что в 20 метрах от неё, в кустах, лежат не просто камни, а обломки уникального памятника времён Первой мировой, уверена, никто и не догадывается. А объект весьма необычный  и достойный внимания.

Обломки памятника в д. Большая Олься

Информацию о нём я прочитала в книге В. Богданова «Битва у Нарочи, 1916». В ней впервые на русском языке опубликована полковая история 17-го королевского прусского пехотного полка, носившего имя генерал-фельдмаршала графа Ганса-Альбрехта фон Барфуса, известного прусского вое­начальника XVII века. С октября 1915 года по май 1917-го этот полк стоял под Поставами, его штаб находился в Большой Ольсе.

В 1916 году в центре деревни немцы установили памятник графу Барфусу — обелиск высотой около 2,5 метра, в центре которого размещался портрет военачальника. Рядом с монументом был разбит парк, который, по сути, являлся центром культурной жизни полка.

Памятник графу Барфусу. 1916 год.
У памятника графу Барфусу играет немецкий военный аркестр.1916 год.

В книге «Битва у Нарочи, 1916» опубликованы две фотографии памятника, сделанные в 1916 году. Также здесь есть снимок обломка памятника, сохранившегося до наших дней. Его Владимир Богданов запечатлел в апреле 2014 года, когда в очередной раз приезжал на Мядельщину и Поставщину изучать объекты Первой мировой. Всё увиденное и услышанное в тот день исследователь подробно описал в дневнике. Карты, новые и старые фотографии, воспроизведённые разговоры с местными жителями — какой только информации нет в этих записях!

«Памятник графу Барфусу пытался найти ещё осенью 2010 года, но тогда попытка оказалась безуспешной, — пишет автор. — Однако через какое-то время пришло письмо от поставского краеведа Игоря Прокоповича, в котором он сообщал, что кто-то из его школьников знает, где лежат обломки Барфуса. А потом Игорь написал, что и сам нашёл и обследовал остатки памятника. …Упустить возможность это зафиксировать было нельзя…»

Следующая цитата проливает свет на судьбу монумента, потерянного во второй половине ХХ века.

«Дед [с которым исследователь познакомился во время посещения деревни] приехал в Ольсю уже взрослым, но помнит, что случилось с уже разрушенным памятником Барфусу. Когда клали асфальт и подсыпали дорогу, бульдозерист его спрашивал, кто там похоронен и кому памятник. Никто этого не знал, и тогда остатки памятника просто спихнули подальше от дороги, где они постепенно заросли».

Прочитав и проанализировав столько информации про памятник графу Барфусу, подумала: а почему бы самой не съездить в Большую Ольсю и не увидеть всё своими глазами? К счастью, мою инициативу поддержал лидер волонтёрского движения «Западный рубеж» Андрей Мацур.

Ещё по дороге в деревню Андрей обращает внимание на другие сохранившиеся «экспонаты» времён Первой мировой: на гражданском кладбище возле деревни Дашки сохранились три оригинальных немецких памятника столетней давности, недалеко стоят бетонные кресты (их, скорее всего, позже установили поляки).

В самой Большой Ольсе бросается в глаза столетний германский блиндаж, приспособленный под хозяйственные нужды. Заинтересовал и памятник с крестом наверху. На нём — надпись на польском языке, перевод которой означает: «Памятка жителей Большой Ольси. Просьба три раза прочитать молитву «Zdrowaś Maryjo». На памятнике указана и дата — 1914-й год.

— Это крест-оберег. Их перед войной ставили во многих местах, — позже пояснил Владимир Богданов. — Такие видел и в Гродненской области, и в Минской… Война уже бушевала в Европе, катилась на Восток, и жители ставили кресты как защиту от возможной беды. Однако Ольсю она не проминула…

А вот и цель нашего визита — обломки памятника графу Барфусу. Уцелели два фрагмента. Вот как Владимир Богданов описывает их в своём дневнике:

«Один из фрагментов — верхняя часть четырёхгранного обелиска — просто прямоугольный кусок бетона. Объёмный крест, который был на верхней части, если и сохранился, то на стороне, лежащей на земле. Так что по данному обломку и не скажешь наверняка, что он от того самого памятника.

Зато это в полной мере компенсирует второй фрагмент — из основания памятника. На нём отлично сохранилась характерная овальная ниша, в которой был портрет графа, и частично — объёмный венок, её обрамлявший…»

Лидер волонтёрского движения «Западный рубеж» Андрей Мацур около обломков памятника. Внизу справа — ниша, в которой был протрет графа Барфуса.

Прикоснувшись к покрытой мхом истории (имею в виду фрагменты памятника), направляемся назад. Делаем пару шагов в сторону — взгляд цепляет торчащий из земли кусок арматуры времён Первой мировой, которую немцы  использовали при строительстве бетонных сооружений. Вспоминаю фразу про музей под открытым небом — и понимаю её глубочайший смысл…

В частной коллекции Владимира Богданова есть оригинальный официальный фотоальбом, в своё время изданный 17-м пехотным полком «Граф Барфус» (до 31 мая его можно посмотреть в экспозиционном зале дворца Тизенгаузов). На нескольких сотнях фотографий в нём чаще всего фигурируют деревни Ярево и БольшаяОлься, где полк квартировал.

На этом фото к придорожному кресту с распятием прибит указатель – при большом увеличении можно прочитать, что на нем указаны направления на Годутишки-Мольдевичи-Ярево.
Первый снег в деревне Большая Олься
Большая Олься зимой

Есть в альбоме также интересная серия фотографий, которая особенно привлекла внимание исследователя.

— На этих снимках изображён парад на берегу озера Олься. Он проходил во время торжественного праздника, посвящённого 2-летней годовщине сражения во Франции, в котором участвовал полк, — рассказывал Владимир Богданов. — По этому случаю в деревне не только провели парад, но и установили мемориальный камень. С ним у меня связана главная на сегодня загадка Большой Ольси: где он? Объект был неординарный — таких камней с надписями, чаще всего указывавших на знаки дислокации, я знаю по Беларуси десятка полтора, не больше. По размерам он был немаленький, просто так исчезнуть не мог. Я спрашивал у краеведов, местных жителей — никто ничего не смог рассказать. Можно предположить, что камень утопили в озере, закопали или использовали при строительстве. Пока всё неясно. Но поиски продолжать буду.

Озеро Олься у деревни Большая Олься, на фоне деревни Неверишки. Снимок из официального фотоальбома 17-го пехотного полка(издан в Мюнхене, 1920 г.).

…В заключение статьи предлагаем вам совершить небольшое виртуальное путешествие в Большую Ольсю времён Великой войны. Помогут в этом фотографии из частной коллекции Владимира Богданова и отрывки из полковой истории, изданной в Берлине в 1934 году и впервые на русском языке опубликованные в книге «Битва у Нарочи, 1916». 

Большая Олься. UnsereFeldgrauenbeieinerPanjefamilie in WelkaOlsa 1916 Наши позиции у одной крестьянской семьи в Великой Ольсе. 1916 Из альбома немецкого лейтенанта Рубенса, пехотный полк № 17 (IR 17).
Катание на санях, 1916 год
Штаб-квартира 17-го полка – она находилась именно в Большой Ольсе. Офицеры некоторые жили в доме напротив.
Из альбома немецкого лейтенанта Рубенса, пехотный полк № 17 (IR 17).

«9 октября [1916 года]полк занял квартиры в Великой Ольсе и вокруг неё. Тем самым он достиг тех мест, где ему пришлось оставаться до 18 апреля 1917 года. …Войска отчаянно нуждались в отдыхе. Их измотали 6 недель маневренной войны. Одежда и бельё были грязными и рваными. Вши приняли характер бедствия.

Майор фон Хардер отправил по предложению оберлейтенанта Больмана четыре повозки с одним расторопным унтер-офицером в Вильно и велел выпросить в комендатуре самое необходимое. Через три недели они вернулись нагруженные бельём и суконными вещами.

Продовольственное снабжение не всегда было достаточным, посколько русские, отступая, основательно разрушили все дороги. Прошло довольно много времени, пока их восстановили и было организовано необходимое снабжение фронта. Пока же войскам приходилось жить самоснабжением. Мяса большей частью ещё хватало. Иногда до 20 и более гусей шли в походную кухню. Но часто не было хлеба. Это всегда ощущалось болезненнее всего».

«В начале 1916 года на участке 42-1 пехотной дивизии начали действовать две подъездные узкоколейные дороги, которые, отходя от узкокалейки восточнее Мольдевичей, через Ярево—Свилели и через Великую Ольсю—Малую Ольсю—Мацуты доставляли войскам переднего края продовольствие и стройматериалы. До марта они работали на конной тяге. Затем прибыли бензольные локомотивы, которые частично заменили лошадей. Была также построена электростанция, которая должна была освещать квартиры и убежища и питать током высокого напряжения проволочные заграждения на наиболее угрожаемых участках».

На фото – узкоколейка, которая шла из Мольдевичей в Большую Ольсю.
Большая Олься. Въезд с западной стороны.
Большая Олься сегодня.

Инна Снежкова
Фото автора, Владимира Богданова и из его частной коллекции



Tagged

1 комментарий по теме “Обломки памятника графу Барфусу помогли узнать, чем жила деревня Большая Олься 100 лет назад

  1. С удовольствием прочел. Вот еще чуток:
    «Большая Олься, должно быть, играла очень важную роль в жизни «Panjes» как место достатка и высшей цивилизации. Здесь встретилась редкость чрезвычайного вида: настоящий дом, жилье командира полка, построенный из камня, выкрашенный в белоснежный цвет с ярко-красной черепичной крышей. Он нескромно возвышался над соломенными крышами деревянных хат, маняще приветствовал русскую позицию, и все же не брался на мушку русской артиллерией, так же как и любопытствующая церковь в Поставах, которая, несомненно, служила русским отличным наблюдательным пунктом, но нашей артиллерией не обстреливалась».
    Из истории Füsilier-Regiment Nr. 80, который стоял в этих местах летом и осенью 1917 года.
    Интересно было бы узнать, сохранился ли тот дом?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.