Не сломались под тяжестью судьбы: спустя 38 лет встретились выпускники Поставской школы-интерната

Общество

В последний раз все вместе они виделись в 1983 году. Тогда, после окончания 8-ми классов, их разбросало по разным уголкам Витебщины: кто-то уехал учиться в Полоцк, кто-то — в Витебск, а кто-то навсегда «осел» в наших краях.

14 августа жизненные пути бывших воспитанников школы-интерната снова пересеклись в Поставах. В тот день у них была насыщенная программа, в которую входило посещение местной гимназии — именно в этом здании когда-то была школа-интернат. Правда, некоторым выпускникам, чтобы переступить её порог, пришлось переступить через себя. А всё потому, что в этих стенах судьба испытывала их не по-детски, и нужно было ещё набраться смелости, чтобы встретиться лицом к лицу с тяжёлыми воспоминаниями…

Выпускники Поставской школы-интерната с учителем математики Марией Алексеевной Минаевой

В двух параллельных классах их тогда училось человек 60. На встречу собралось шестеро. Её организовал поставчанин Игорь Гончаров, который сам проучился (и прожил) в школе-интернате с 1 по 8 класс. У него же — в большом уютном частном доме на улице Стадионной — и встретились выпускники.

— Если честно, я думал, что сегодня нас будет больше, — признался Игорь Гончаров. — Дата встречи была известна задолго, но, к сожалению, приехать получилось не у всех. Хорошо, что есть социальные сети: хотя бы так можем поддерживать связь.

Встреча вживую, безусловно, подарила куда больше эмоций, чем виртуальное общение. Особенно много воспоминаний нахлынуло, когда приехавшие из Витебска «девчонки» достали из сумочек десятки чёрно-белых фотографий своих интернатовских друзей.

На одном из снимков на обратной стороне написано: «Данилова Наталья. 14 лет. 1982 год». На фото — девочка-подросток, в которой я не сразу узнаю присутствующую на встрече женщину.

— Мама родила меня достаточно поздно — в 38 лет. Когда мне было 12, она умерла. Уснула и не проснулась — у неё была ишемическая болезнь сердца, — со слезами на глазах вспоминала Наталья Степановна, чьё детство прошло в Лынтупах. — Отца я никогда не видела, в свидетельстве о рождении вместо его фамилии стоит прочерк. Поэтому и оказалась в школе-интернате. Адаптация у меня там была тяжелейшая. Ведь до этого я росла в заботе и ласке — мама меня очень сильно любила…

Воспоминаний о жизни в интернате много, но они нерадостные. Хорошо помню, что мне всегда хотелось есть. Я и замуж вышла-то, потому что постоянно чувствовала себя голодной. Мне тогда было 17. Познакомилась с парнем, а он домой пригласил. Его мама такой стол накрыла — я обомлела просто. Вскоре и поженились, 36 лет вместе живём. Многое пережили: сына молодым похоронили… Но и хорошее есть в жизни: четыре внучки у нас подрастают. Вот где наша радость!

Наталья Данилова приехала в Поставы из Орши — там она работает контролёром качества на льнокомбинате. Ещё три гостьи прибыли на встречу из Витебска. Среди них — Татьяна Заяц. Она работает старшей медсестрой в стоматологическом центре.

— У меня тоже рано умерла мама. Появилась мачеха, и вскоре нас, четырёх сестёр и брата, отдали в интернат, — рассказывала Татьяна. — Здесь я училась только год — в 8 классе. И здесь мне посчастливилось встретить педагога, который сыграл в моей жизни ключевую роль. Это Гонората Альбиновна Грибовская. Она периодически преподавала у нас язык и литературу. Гонората Альбиновна смогла найти те слова, чтобы вдохновить меня на учёбу. Именно благодаря ей я захотела добиться чего-то в жизни.

Не каждый педагог запомнился хорошим, родительским, отношением к ним — интернатовским детям. Но вспоминали всё же тех, кто оставил в жизни очень светлый след. Такой была и учитель математики Мария Алексеевна Минаева. К ней выпускники в тот день отправились в гости.

— Помню, как я лежала в Поставах в больнице, и Мария Алексеевна пришла меня навестить, — дрожащим голосом говорила выпускница школы-интерната Тамара Павловская. — Как сейчас, вижу: заходит в палату и приносит с собой кедровую шишку и дорогие, дефицитные на то время, конфеты. Но больше всего запомнилось то, что Мария Алексеевна посадила меня к себе на коленки. Я почему-то всё время рассматривала её руки. И так это всё необычно было. Наверное, потому, что меня в детстве никогда на коленях не держали, за ручку не водили. До трёх лет я жила в доме малютки. Оттуда меня забрала тётя, но сразу же отдала в круглосуточный садик. А после была школа-интернат в Поставах…

Эту историю Тамара вспомнила при встрече с Марией Алексеевной, которой она вместе с одноклассниками преподнесла цветы и… большую коробку конфет.

— О детях храню только хорошие воспоминания, — призналась Мария Алексеевна, работавшая в школе-интернате с 1967 по 2002 год. — Ещё первый её директор мне сказал: «Ученик — человек гордый. Не оскорблять его нужно, не унижать, а учить». Так и работала всю жизнь. И очень приятно, что сегодня меня помнят ученики, приглашают на такие встречи.

Чуть позже учительница и её бывшие ученики поехали в здание бывшей школы-интерната. И хоть с момента выпуска прошло почти 40 лет, им до мелочей помнится всё, что происходило в этих стенах: как танцевали на сцене «цыганочку», как стояли в очереди в столовой, как смотрели кино…

Таких воспоминаний были десятки… При этом взрослые люди старались смеяться, шутить, но скрыть волнение, переживания (а порой и слёзы) не получалось.

— Я всегда жил с мыслью: не дай Бог, чтобы моим дочкам пришлось испытать в жизни хоть что-то похожее на то, что мне пришлось испытать самому, — признался Игорь Гончаров. — Детство никогда вспоминать не хотелось, но по воле судьбы приходилось. Так совпало, что моя дочь попала в первый набор в гимназии в 2006 году, и я часто приходил сюда на собрания. Да, другие люди, обстановка. Но в памяти-то всё живое. И как старшие нас наказывали… И как городские дети на нас пальцем показывали, когда мы по улице в баню шли… А как мы завидовали, когда видели у них в руках мороженое!

Поставская школа-интернат была открыта в 1963 году. В 2006-м её расформировали. За эти годы здесь получили образование тысячи детей из всех регионов Витебской области.

Радует лишь то, что мы всё же не сломались под тяжестью испытаний, смогли устроить жизнь, создать крепкие семьи. У меня замечательная супруга, достаток в доме — работаю дальнобойщиком в литовской фирме. Но, к сожалению, «выстояли» не все. Да и в живых уже некоторых нет…

Груз воспоминаний давил в этих стенах абсолютно на каждого. Но никто не пожалел, что пришёл сюда через года.

— Долго сомневалась: идти на встречу или не идти, — поделилась впечатлениями жительница Постав Инна Осиненко. — Но что пришла, не пожалела ни капельки. Я выговорилась, вынесла из глубины души переживания, которые всю жизнь лежали там камнем. И теперь чувствую такое облегчение, словно после исповеди. Огромная благодарность Игорю от меня, от всех нас за то, что собрал нас вместе. Это здорово — быть рядом с друзьями детства и знать, что в любой момент можешь на них положиться.

…Выпускники долго ходили по коридорам, классам. Но в одном кабинете — математики — разговаривали особенно долго. Мария Алексеевна Минаева снова заняла место за учительским столом, разложив на нём несколько десятков чёрно-белых фотографий школьных времён. Взрослые, многому наученные жизнью «ученики», расселись за парты. На одной из них стояла хрустальная ваза с конфетами — их «детям» принесла Мария Алексеевна.

Эту вазу, словно согревая, в руках всё время держала Тамара Павловская. Та самая Тамара, к которой педагог лет 40 назад приходила в больницу. Да, конфеты уже не в дефиците. Но, как и прежде, для них, этих «детей» в дефиците любовь и забота старших. И только ради этой возможности вновь почувствовать себя детьми стоило на пару часов вернуться в школу-интернат — в прежний дом, где как дома себя никогда не почувствуешь…

Инна Снежкова. Фото автора



Tagged

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.